Смотреть русские фильмы онлайн

Измена
  • КИНОПОИСК 6.231 (5304)
  • IMDb               6.40 (647)
  • Измена



    Двое случайных знакомых узнают о том, что их супруги являются любовниками. Это открытие заставляет их совершать поступки, на которые они не решились бы ранее. Ревность или страсть, месть или прощение - герои ищут основы для новой жизни, но сделать это нелегко - измена подчиняет все их поступки своей логике.

    загрузка...
    Смотреть онлайн "Измена" в хорошем качестве | 680
    Пример сезона
    Пример серии
    [video=https://www.kinopoisk.ru/gettrailer.php?quality=hd&trailer_id=69541]
    Безусловно качественный продукт. Режиссерские и операторские приемы создают ощущение многослойности. Первый слой, конечно же звуки, от которых остается чувство абсолютной реальности происходящего.

    Под этим слоем другой: диалоги героев, которые наоборот как бы оторваны от чего то конкретного: времени, места, имен и статусов персонажей.

    При чем реальность постоянно сменяется фантасмогорией. Так, к примеру, сцена с похоронами настолько не реальна, от нее остается ощущение, что единственной живой сущностью в кадре являются цветы в искусственных венках.

    Действительно новизной эти методы не отличаются, но все как бы выверено и выдержано. Если и есть переборы, то, соглашусь с ранее высказанными мнениями - это эксперимент с переходом во времени (переодевание Франциски Петри в лесу). У меня данный эпизод вызвал легкое недоумение. Или сцена в самом начале картины с остановкой, в которую врезается джип. Если она была снята для пары последующих фраз персонажей в домашней атмосфере - это не много странно.

    А вот идея фильма, мне показалась сложной и интересной. Если я конечно ее правильно поняла. Фильм, собственно, не про измену, или про горькие чувства, которые она вызывает у близких людей, ставшими жертвой адюльтера. И тем более не про то, как потом жить и возможно ли это вообще. Главная тема потрясающе страшна. Что все-таки в связало героев Франциски Петри и Деяна Лилича? Измена их супругов? Чушь. Измена - это унижение для того, кого предали, вызывающее только постыдные чувства. Обо всем этом нормальный человек стремиться забыть, стереть из памяти, вырвать, выжечь.

    В действительности их связала сопричастность к смерти, к безнаказанной смерти. Которую они попросту перешагнули и пошли дальше. Он понял сразу, что Франциска ему нужна. Она позднее, но поняла. Петри, говорит, своей пациентке девочке, что смерть прекрасна, единственно прекрасна. Это в ее понимании уже как логическое завершение всепоглощающей страсти. Поэтому она спрашивает, у следователя: «это убийство?»... Все выдержано: грех порождает грех и как следствие смерть телесную и духовную.

    Столкнулась с рецензией, в которой данную картину сравнивают с работами Андрея Звягинцева. На мой взгляд, не совсем корректное сравнение. Картинка и в целом приемы визуализации похожи, так как присущи продуктам в стиле арт-хаус. А вот наличие или отсутствие души в работе авторов, это и есть главное, отличие. Специально пересмотрела фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» и могу сказать, что эти две вещи несравнимы в принципе. «Возвращение» фильм о любви, жизни, душе. Там и картинка вся наполнена жизнью. А «Измена» фильм о грехе и смерти, главное о смерти души. «Отпевание им не поможет» - говорит Франциска Петри.

    Кстати, об актерах. Альбина Джанабаева, как реза не совсем вписалась в концепцию фильма. Симпатии зрителя она вызывает, лишь потому что похожа на обычную женщину, которая как раз рядом на кухне варит кофе.

    В целом фильм интересный и глубокий, и вызывает правильные ощущения.

    *****
    [Стерильная природа человеческих душ]
    Он и она здесь - двое несчастных, обнаружившие, что их благоверные изменяют им друг с другом. Причём точку экстремума, кульминационный пик режиссёр поместил уже в самую первую сцену: она (доктор с холодными руками) сообщает ему (зрелому сильному мужчине) о своей, а значит и его беде. Все последующие событие напоминают скорее циклические сюжетные вариации на тему адюльтера: попытка убийства, жажда мести, смерть, крики, обмороки и, наконец, новые семьи, - те самые события, которые ровным счётом ничего не меняют. Оттого и страшно, что, несмотря на название самого фильма, измены не выходит, боль не чувствуется, а сами герои ничем не отличаются от своих нелепо погибших супругов.

    В «Измене» нет такого действия, совершив которое, герой мог бы повлиять на происходящее. Условно умерев в первых же сценах, он и она пытаются заставить мир реагировать если не на их желания, то на поступки. Но их вопросы никто не слышит; их любовь остается безответна. И ему и ей очень хочется, чтобы виновными были они сами, супруги обманутые. Они не испытывают ни жалости, ни боли, а попытка изменить жизнь в новых семьях приводит к тому, что они сами становятся любовниками. Тот же отель, та же кровать, та же сауна, тот же бассейн, те же диалоги. Мир, в который поместил их автор, лишил их даже права выбора любовников: он и она вместе лишь потому, что вместе их супруги. А в конце фильма Она не может поверить, что при всей жажде смерти, которая есть в ней, при жутком чувстве чёрной дыры вместо её собственного сердца происходящее неподвластно ей.

    Герои «Измены» словно решают уравнение, решить которое можно лишь зная инструменты и методы, недоступные их пониманию. Поэтому они могут лишь менять местами правую и левую стороны, между которыми в любом случае остаётся знак равенства. Герои мертвы изначально. Мир, который мы видим, в котором существуют они, - зеркало, остаточное воспоминание, причём ограниченное, как остров. Здесь можно вспомнить и легендарное полотно Бёклина «Остров мёртвых»; и одноименную симфоническую поэму Рахманинова, которую Серебренников использует в качестве саундтрека к «Измене»; и «Остров проклятых» Мартина Скорсезе, где всё происходящее, всё движение вперед - лишь иллюзия действий и стараний главного героя, несчастного душевнобольного. В каждом из этих произведений сюжетная структура связана с бесконечно-цикличным: волны Стикса на картине Бёклина, музыкальный размер в музыке Рахманинова, повторяющиеся сновидения в фильме Скорсезе или же любовные сцены у Серебренникова. Он и Она в «Измене» постоянно ищут своё место: в несчастливой семье, в пустом доме, в новой жизни, в каждом кадре. Мизансцена здесь подчинена единственной логике мёртвого мира - беспокойному поиску собственного места.

    Здесь, в «Измене», мир стерилен, как кафель или стеклянные стены и двери, безразлично отражающие то одних, то других любовников. Движение камеры прислушивается к музыке Рахманинова за кадром и выстраивается в величественное панорамирование в музыкальном размере 5/8. Рефрен как важнейший инструмент абстрактно-изящных искусств превращается в «Измене» в стилистический фундамент.

    Стерильность у Серебренникова тем прелестнее, что заключает в себя стиль как содержание, причём их отношения в картине взаимозависимые. Серебренников будто говорит: «Я расскажу вам историю о безымянной стерильной, холодной женщине с чистыми руками в стерильном интерьере, в холодную погоду, снимая сквозь стекла и зеркала. Я расскажу вам о явлении с помощью этого же явления». Не только сама ситуация адюльтера, преподнесённого нам ею с медицинской точностью, становится безэмоциональна и бессмысленна, но здесь сами формалистичные составляющие кадра взаимозаменяемы. Любые попытки изменить существующий порядок бессмысленны.

    Особенному театральному эффекту режиссёра соответствует и работа оператора Олега Лукичёва, играющего с отражениями пустых комнат и гостиничных номеров в стеклах и зеркалах, сквозь которые мы видим обнаженные тела героев; и работа художника-постановщика Ирины Гражданкиной, помещающей прощание с усопшим в церковь с прозрачными стеклянными стенами, а в кабинет следователя - печатную машинку вместо компьютера.

    Столь демонстративное решение этой проблемы - чем обставить историю, какие выбрать декорации, что высветить сценическим светом, как именно произнести текст - выдает в Кирилле Серебренникове режиссера действительно театрального, жаждущего эффекта. Ясно, что такого же эффекта добивается главная героиня, когда не надевает белья перед смущенными генералами.

    Перед нами манифест обобщения, условности, универсальности и бессмысленной трагичности адюльтера. Кино намеренно лишено признаков места и времени. В условном-условном европейском городе жили-были условные мужчина и женщина, у них были условные семьи, они испытывали условную ревность и условно убили изменявших им супругов.

    Но отсутствие имен, красивая картинка и рассказ о страстях не делают фильм ни притчей, ни историей про всех и каждого. Кто-то из итальянских критиков после сеанса даже посетовал, что Серебренников не снял «Измену» на эсперанто: высказывание было бы законченным.

    Условность достигает в «Измене» такого уровня, что даже чисто театральный ход - пробежка по сумрачному лесу и переодевание к новой жизни героини Франциски Петри - не кажется в заданных авторами обстоятельствах таким уж нелепым. Чистая механика: Он, Она, Измена, Страсть, Последствия. Всё с большой буквы.

    Никакого намёка на духовность у Серебренникова нет. Его нельзя за это ни упрекать, ни хвалить. Автор будто остаётся среди собственных героев в придуманном для них мире, где все приведено к одному знаменателю. Герои бесчисленное количество раз будут пытаться изменить собственные жизни, но так ничему и не научаться. Как и все герои тысяч похожих историй, они будут задавать себе одни и те же вопросы. Не нужно ждать от них оригинальности. Как герои Серебренникова вечно примеряют на себя комнаты, волосы и запахи изменяющих им супругов, так и все жертвы супружеской измены пытаются найти себе место в новом мире, созданном не для них, но теми, кто изменяет. Режиссёр «Измены» лишён возможности дать положительную или отрицательную оценку происходящему, ему нужно было лишь заметить и холодно законспектировать эту стерильность и бесконечность происходящего. Тем самым он солидарен со своими героями, способными лишь наблюдать за миром стеклянными мёртвыми глазами. Мне же, рецензенту, не способному повлиять на происходящее действие на экране, остается лишь констатировать объективные факты, не пытаясь постичь стерильную природу человеческих душ, созданных режиссёром непостижимыми.

    *****
    [добротный психологический триллер]
    Новое советское кино всегда смотришь с недоверием. Кирилла Серебренникова я сразу не полюбил после насквозь фальшивого фильма «Изображая жертву» с на редкость бездарной игрой актеров и - повторно не полюбил - после трешного мариинского «Фальстафа», провально спетого Черноморцевым посреди всякого хлама, натащенного на сцену постановщиком. С тех пор минуло уж много колов времени, режиссер мне больше на глаза не попадался. Недавно кто-то призывал его больше не ругать - дескать, общее место.

    Так вот, моё я вынуждено признать, что ругать Кирилла за фильму «Измена», в общем-то, не за что - с чем его можно мною поздравить. Есть такой жанр - добротный европейский мейнстрим (подвид «психологический триллер»). Создатель «Измены» вполне дорос до этого уровня и снял картину в духе, скажем так, Озона - холодную, но азартно ковыряющуюся в «темных подвалах бессознания», населенных, естественно, макабрами. А от макабров простой зритель вроде меня начинает ужас как волноваться. Гурманы, может, покривятся, но мне фильма понравилась.

    Построена она в виде уробороса. Ну или песочных часов, которые в середине сюжета переворачиваются - как раз в момент, когда понимаешь, что витязь режиссуры дошел до распутья между мылом и античной драмой. Мыла, к счастью, не наступает (античности тоже), но амбивалентность все время присутствует, картину это украшает. Герои вначале жертвы, а потом вдруг непредсказуемо опять жертвы, и при этом постоянно преступники, но преступники «не совсем» - и это прекрасно: почему бы не поиграть в такую игру. Главную роль безупречно сыграла немецкая Франциска Петри - заявлено, что почти Медею, но все-таки это ближе к некоей современной «леди макбет мценского уезда». При этом леди символически так и не причаливает ни к одному берегу - вроде не злодейка, но порезаться об нее можно на раз.

    В кино много простодушных, но симпатичных операторских метафор вроде стеклобетонного отеля, который вдруг оказался миражом и поплыл в воде, или «раздвоения» героев между симметрично отражающимися стеклянными панелями лифта. Ну и, конечно, хватает претензий на притчевость (героиня - кардиолог, опасно имеющая прямой доступ к сердцу каждого сюда входящего; имён персонажи не имеют - потому что они «простые игрушки судьбы» и т. п.)

    Короче, постмодерничненько, стильненько, не без мыслишки - рекомендовано к просмотру, ежели кто-то еще не.

    Да, чуть не забыл - ОЧЕНЬ хорошая киномузыка (рахманиновский «Остров мертвых»).
    В фильме использована музыка из симфонической поэмы Сергея Рахманинова «Остров мёртвых».
    Рекомендуем к просмотру:
    Комментрии (0):

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail:
    Комментарий:
    Введите код: *
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    На сайте RUkino.org вы можете смотреть "Измена" русский фильм, сериал, мультфильм на компьютере, телефоне, планшете, абсолютно без регистрации и совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Так же на сайте своевременно появляются новинки русских фильмов, а также новые серии ваших любимых русских сериалов. "Измена"относится к следующим категориям: Фильм / Драма / Триллер. Слоган фильма "«С тобой это случилось, но ты об этом еще не знаешь»".