Смотреть русские фильмы онлайн

Маяковский. Два дня
  • КИНОПОИСК 7.048 (667)
  • Маяковский. Два дня



    Добавлена 1-8 серия 1-го сезона

    Фильм рассказывает о двух последних днях жизни Маяковского и некоторых эпизодах предшествующего времени.

    загрузка...
    Смотреть онлайн "Маяковский. Два дня" в хорошем качестве | 30
    Пример сезона
    Пример серии
    [Сплетня длиною в восемь серий]
    Вот и закончилась, наконец, восьмая серия, на мой взгляд, лучшая. Попробую разобраться в ощущениях и впечатлениях. Авторы поставили перед собой весьма нелёгкую задачу: объяснить причины самоубийства Маяковского, потрясшего современников и вызывавшего всегда массу комментариев и домыслов. С одной стороны, причина понятна - трагическое мировосприятие, причём не на бытовом, а на экзистенциональном уровне. Именно это делает его величайшим поэтом, несмотря на массу проходных стихов, но это же вело к неизбежному самоубийству. Так что вопрос студента-экономиста о времени самоубийства при всей своей чудовищности не лишён здравого смысла. В сериале передан трагизм скорее бытовой: одиночество, неприкаянность, жажда счастья, пугающая обыкновенных людей своим накалом. Всё это, конечно, было, как и нарастающая неудовлетворённость новым миром, о котором мечтал и ради которого творил, но вы можете себе представить Маяковского женатым на Веронике Полонской или даже Татьяне Яковлевой, можете представить себе его или Есенина умудрёнными жизнью седыми старичками, сидящими в шезлонгах на даче или у моря и окружёнными веселящимися внуками и внучками, даже если в мечтах у них возникали такие картины? Поэтический талант и житейская удачливость сочетались редко, ну а у Маяковского или Есенина такое единство просто невозможно.

    И вот, намекнув не без оснований на политические причины и разочарование в возможности человека изменить мир, авторы сосредоточили внимание на мелодраматическом сюжете. С одной стороны, это обеспечивало внимание обывателя, с другой - давало возможность «высветить» образ великого поэта, неординарность поведения которого могла вызвать осуждение «массового зрителя». На роль злодеев, естественно, выбрали Бриков: они были рядом с поэтом на протяжении всей жизни, что обеспечивало единство действия, К тому же Лиля Брик - тип, обывателю не встречавшийся в жизни и потому вполне непонятный: вали на её злую волю всё, она с того света в суд за клевету не подаст. То, что авторы знали, что все даваемые ими мотивы поведения Лили Юрьевны, безоговорочная клевета, несомненно: известно отношение к ним Маяковского, который и в прощальной записке назвал их своей семьёй и именно её единственную умолял любить, существует масса воспоминаний, рисующих Лилю умной, обаятельной царствующей королевой, купающейся в обожании своей свиты. Манипулировала ли она Маяковским? Конечно, да, как и всеми другими многочисленными добровольными восторженными подданными. Но дело уж никак не в меркантильных соображениях, приписываемых ей авторами. Своевольная властность - обязательная составляющая той харизмы, которой она обладала и которая и была её талантом, привязывавшим к себе Маяковского. Был ли здесь элемент игры? Несомненно, но он понимался обеими сторонами, он вносил эмоциональную остроту в жизнь обоих, и кто знает, насколько раньше наскучила бы жизнь Маяковскому без этой наполненности?

    Авторы в начале первой серии приводят слова из посмертной записки: «И, пожалуйста, не сплетничайте. Покойный этого ужасно не любил», но как же иначе назвать их творение, которое, легонько прохаживаясь по постелям великих, стремится доказать: они так же мелки, как вы, так что не стесняйтесь, пакостите по мере возможности, если уж они не стеснялись, так вам сам бог велел. Проповедуя в соответствии с современными веяниями семейные ценности, попираемые зловредными модернизаторами Бриками, авторы вряд ли думали об этом гимне пакостности, но это объективно по законам мелодрамы следует из их построений, потому что, упрощая живую жизнь до примитивных схем, неизбежно дойдёшь до оправдания подлости, так как, по сути дела, сам её творишь.

    Хочется немного сказать об игре актёров. Показалось, что у Чернышова (Маяковский) большой потенциал, Он очень естествен в бунтарских сценах, в полемике, даже в несколько необычном поведении с женщинами, пережимает в конце, в «трагическом сумасшествии», но это вполне по законам мелодрамы. Думается, при хорошей режиссуре и по более приличному сценарию он способен выразительно передать трагизм Маяковского, но для этого нужны были бы лучшие стихи, а не вполне слчайный и неровный их подбор в сценарии, нет даже «Лилечке (вместо письма)», а без него как можно серьёзно говорить об их отношениях. Совершенно неестественна и лишена обаяния Лиля, это, видимо, соответствует замыслу, но зачем же так издеваться над актрисой. А как однообразны и примитивны её «коварные, томные» взгляды. Дарью Досталь искренне жалко. Фильм весьма густо населён, и часто затруднительно понять кто кто, в западных биографических фильмах нередко подписывают реальные личности, здесь это бы тоже не помешало.

    За последние годы мы посмотрели сериалы, посвящённые Есенину, Достоевскому, Маяковскому. А сколько ещё интересного и занимательного материала могут дать биографии русских писателей: Некрасова, Островского и даже (не дай бог!) Пушкина. Как хотелось бы, чтобы всем этим занимались талантливые люди с чистыми руками и помыслами, любящие тех писателей, о которых рассказывают, а не постельные сплетни. Тогда, может быть, сериал о Достоевском не был бы единственным удачным примером и такие сериалы становились бы событиями в духовной и культурной жизни нашего общества.

    *****
    [Вероники и брехобрики...]
    Давайте начистоту: байопик как жанр - коль скоро речь заходит о деятелях искусства - возможен исключительно во временных рамках «пока не требует поэта к священной жертве Аполлон». Воссоздание самобытных поэтических миров средствами кино неизбежно проваливается - хотя бы в зияющую брешь между доскональной осведомленностью зрителей-специалистов (коим все - наив и прость) и целинностью сознания профанов (что пройдут, не заметив, мимо скрупулезно, на крови, поте и серьезных денежных вливаниях воздвигнутых конструктов), как случилось, например, с «Полутора комнатами» Хржановского. С тех пор отечественные синеасты более не дерзновеют. У Томашпольского и Демьяненко «лысый фонарь», что «сладострастно снимает улицы черный чулок», оказался предсказуемо вытесненным из кадра Маяковским-персонажем, на протяжении всех восьми серий щедро достающим из широких штанин. И авторы, в общем, правы (тут и сам Владимир Владимирович, думаю, согласился бы): по нашим временам сочное, пусть и на сплетне замешанное жизнеописание дидактически всяко ценнее сомнительного качества эстетических изысков.

    Впрочем, сплетней недавний сериал можно назвать лишь в порядке обязательного нашего интеллигентского гнидства. Культивировать в нем клубничку Томашпольский отказался наотрез, даром что биография поэта с его психозами, неврозами, маниями и фобиями, донжуанскими списками, пряненьким menage a trois, а также поцелуями взасос с не самой симпатичной властью предоставляла для этого прекрасно унавоженную почву. Напротив: режиссер ни разу не упустил из виду того, что Маяковский после полувека натужного канонизирования оказался агрессивно забыт, объявлен «пиар-продуктом совка» (чуть ли не одного пошиба с Демьяном Бедным) и сдан в утиль, а потому главная художественная задача кино о нем сейчас может быть только одна - восстановить хотя бы подобие исторической справедливости. Единственным же на настоящий день модернизированным мнением о Маяковском располагает у нас один за всех Дмитрий Быков ('Он человек общественный - из тех, // Что вкладывают дар в чужое дело,// В чужое тело, в будуар, в альков, // В борьбу со злом - куда-нибудь да вложит, // Поскольку по масштабу дар таков, // Что сам поэт вместить его не может»). Поэтому неудивительно, что и решен Маяковский у Томашпольского по-быковски - крупно, плакатно, доступно. Весомо, грубо, зримо.

    При таком раскладе многое, если не все, решал выбор актера на главную роль. И с Чернышовым Томашпольский не ошибся (собственно, здесь у режиссера явный талант: он уже для «Луны в зените», фильма, ничем более не примечательного, подобрал почти конгениальную Ахматову). Маяковский Чернышова и вправду как будто «Голиафами зачат» - не столько физикой, сколько харизменной мощью «стоит над толпой, толпу лилипутя». И драма поэта у него - это драма «Голиафа», общечеловеческому несоразмерного, снедаемого голиафьим же голодом, не утолимым в рамках обычной, пусть и богатой, и славной, и счастливой человеческой судьбы. В кадре Чернышов мнет и теснит прочее население фильма, как теснил и сам Маяк - и не только «морду многохамую» непонимающих, но «любимых неисчерпаемые очереди»... Однако и в спресованной массовке есть одна, которую не улилипутишь. Лиля.

    Конечно, жгучий интерес публики к этой особе вообще сродни интересу к опусам типа «Как стать стервой». Завораживают в Лиле, уж разумеется, не страдания и душевные силы, истраченные на нее великими, а «розовые панталоны и автомобильчик» - поразительное ее умение извлекать из любых исторических обстоятельств весь набор жизненных сладостей и утех для себя лично. В современном обывательском сознании флер лилиной тонной салонности и из Маяковского, которого некогда «вводили в школах как картошку при Екатерине», делает почти ретро-гламурного персонажа. Хотя была ли она там, тонность-то? Ахматова вон пишет про «наглые глаза на потасканном лице»... Как бы то ни было, чисто внешнее несоответствие Дарьи Досталь бриковскому типажу ('худющая, накрашенная, рыжая») стало, пожалуй, главным аргументом хулителей «Двух дней». Так почему же Томашпольский не пригласил на эту роль кого-нибудь из «пластилиновых» - Хаматову или Тюнину - и остановился на подчеркнуто-фактурной, немоделируемой актрисе? Вероятно, опять знаменитое кастинговое чутье не подвело: Досталь идеально попала в требуемый сценарием психотип, в просторечьи называемый зубастой вагиной. Обустроившей стойло Пегасу, но его же и загнавшей. (А загнанных лошедей - пусть и крылатых - пристреливают, не правда ли). Дуэт же Досталь с Карэном Бадаловым - изумителен как иллюстрация плохо еще понимаемой у нас большинством верности друг другу пары, «стоявшей под одной хупой» - верности не банально-телесной, а именно фундаментальной - в гешефте. Той сродни сообщничеству верности, что одна рождает не победимые ни в чем земном тандемы.

    Отдельное спасибо Томашпольскому и за то, что не стал склонять всуе зловещие слова из трех букв и лично товарища Сталина, до кучи возлагая на них ответственность за смерть поэта. Роман Маяковского с властью подан режиссером примерно с теми же интонациями, что и роман с Лилей (что вполне закономерно: Маяковский и в стихах изливает душу Лиле и Ленину примерно одними и теми же словами). «Точка пули в конце» без сенсаций так и осталась «револьверной нотой фальши». Как там у Смелякова?

    Ты б гудел, как трёхтрубный крейсер,
    в нашем общем многоголосье,
    но они тебя доконали,
    эти лили и эти оси.
    Не задрипанный фининспектор,
    не враги из чужого стана,
    а жужжавшие в самом ухе
    проститутки с осиным станом.
    Эти душечки-хохотушки,
    эти кошечки полусвета,
    словно вермут ночной сосали
    золотистую кровь поэта.
    Ты в боях бы её истратил,
    а не пролил бы по дешёвке,
    чтоб записками торговали
    эти траурные торговки...

    *****
    [О, Лили...]
    «...Среднего роста, тоненькая, хрупкая, она являлась олицетворением женственности, - утверждала Доринская. - Причесанная гладко, на прямой пробор, с косой, закрученной низко на затылке, блестевшей естественным золотом своих воспетых... «рыжих» волос. Ее глаза действительно «вырывались ямами двух могил» - большие, были карими и добрыми; довольно крупный рот, красиво очерченный и ярко накрашенный, открывал при улыбке ровные приятные зубы... Дефектом внешности Лили Юрьевны можно было бы почитать несколько крупную голову и тяжеловатую нижнюю часть лица, но, может быть, это имело свою особую прелесть в ее внешности, очень далекой от классической красоты». А в фильме что..? Дарья Досталь совсем не подходит на эту роль. Хотя Дарья делала все возможно. Но лично я представляла себе Лилю совсем другой. Более худой, с умными глазами, это то что так тянула и привлекало к ней мужчин. А в картине она этакая гламурная девица. Нет в ней той изюминки, что всех тянула. «Муза русского авангарда», по определению Пабло Неруды! И где эта муза? Перед нами женщина средних лет, таких как она в то время много.

    Что касается самого Маяковского, то безусловно игра Чернышова заставила меня покрыться мурашками. Именно таким я себе его и представляла, с красивым громки голосом, большой и чистой душой.

    По воспоминаниям А. А. Вознесенского: «Уже в старости Лиля Брик потрясла меня таким признанием: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал» ... «Она казалась мне монстром, - признавался Вознесенский. - Но Маяковский любил такую. С хлыстом...» Мне очень жаль, что режиссер не показал, все отрицательные качества Лили.

    В общем при всех его недостатках сериал стоит смотреть тем людям, которые хотят узнать больше о творчестве Маяковского.
    Рекомендуем к просмотру:
    Комментрии (0):

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail:
    Комментарий:
    Введите код: *
    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

    На сайте RUkino.org вы можете смотреть "Маяковский. Два дня" русский фильм, сериал, мультфильм на компьютере, телефоне, планшете, абсолютно без регистрации и совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Так же на сайте своевременно появляются новинки русских фильмов, а также новые серии ваших любимых русских сериалов. "Маяковский. Два дня"относится к следующим категориям: Сериал / Биография / Мелодрама.